Удаление молочных желез у женщин

Удаление молочной железы. Как проходит операция и дальнейшее лечение?

Наш эксперт — онколог-маммолог Федерального научно-клинического центра специализированных видов медицинской помощи и медицинских технологий ФМБА России, врач высшей категории, кандидат медицинских наук Юрий Хабаров.

Операция

Все виды операций по удалению молочной железы можно свести к двум типам вмешательства:

  • удаление всей железы вместе с прилегающими лимфатическими узлами;
  • удаление части железы, но тоже с лимфоузлами.

Лимфатическая система — основной путь распространения раковых клеток в организме. И если опухоль возникла, близлежащие узлы первыми «поймают» эти клетки.

Удаление всей железы, хоть и кажется операцией более травматичной, на самом деле приносит лучший результат. При частичном удалении вероятность повторного появления опухоли в разы выше. К тому же частичное удаление должно сопровождаться лучевой терапией, после которой нередки случаи лимфостаза — нарушения оттока лимфы, из-за чего рука с оперированной стороны отекает.

Сегодня, удаляя железу, хирург не затрагивает грудные мышцы, как это делалось на протяжении без малого ста лет, поэтому рука со стороны больной железы не ограничена в подвижности, она сохраняет прежнюю работоспособность.

Операция продолжается примерно час и проводится под наркозом.

Первые дни

Пациентка находится в больнице в течение 15 дней. В первый же день во избежание осложнений — образования тромбов в сосудах ног или развития пневмонии (осложнениям особенно подвержены люди старшего возраста) — больной надо сесть, а потом и встать с кровати и пройтись. Боли пациентка не ощущает. Сначала она получает обезболивающие, но не очень сильные. При таких операциях никогда не назначают наркотические препараты, которые прописывают после хирургических вмешательств на брюшной полости или грудной клетке. А к моменту выписки нужды в обезболивающих уже нет. Все дни пребывания в больнице у пациентки в подмышечной области стоит дренаж для оттока лимфы и грудная клетка туго перевязана эластичным бинтом, чтобы кожа на прооперированном месте плотно прилегала к мышцам и лимфа здесь не собиралась.

Иногда лимфа продолжает накапливаться уже после снятия швов и дренажа, после выписки из больницы. Её приходится время от времени удалять при помощи пункции у хирурга по месту жительства. Как долго лимфа будет идти, зависит от индивидуальных особенностей организма. У полных людей это происходит чуть дольше, чем у худых.

Лечение продолжается

После операции больной предстоит дальнейшее лечение. Каким оно будет, онколог решает в зависимости от распространённости процесса (были ли метастазы в подмышечных лимфоузлах), от чув­ствительности опухоли к гормонам. Если опухоль была гормонозависимой, назначается гормонотерапия. Это лечение самое лёгкое: больная в течение нескольких лет будет принимать 1–2 таблетки гормонального препарата в сутки.

Бывает, хоть и нечасто, такой благополучный вариант, когда достаточно только хирургического лечения. Это случается, если опухоль захватили на 1‑й стадии развития и метастазы в лимфоузлах отсутствовали. После операции пациентке достаточно динамического наблюдения у онколога.

Части больных придётся пройти химиотерапию. 1‑й курс нередко проводится ещё в больнице, и при выписке пациентка получает рекомендации по дальнейшему лечению в онкодиспансере по месту жительства. А в некоторых регионах уже применяется самое современное лечение: таргетная терапия (от английского слова target — «мишень»), когда препарат действует точечно на раковые клетки и блокирует их рост.

Займёмся красотой

Как дальше будет складываться жизнь женщин, потерявших такой важный орган, который ассоциируется и с женской привлекательностью, да и просто с женской миссией на земле?

Выполнить одновременно удаление молочной железы и её протезирование не всегда возможно. В таких случаях доктор Хабаров своим пациенткам говорит: «Сначала мы займёмся спасением жизни и сохранением здоровья, а на 2‑м этапе — эстетикой и красотой». Как правило, через 9–12 месяцев после удаления молочной железы можно поставить имплант и даже воспользоваться случаем и сделать обе груди большего или, наоборот, меньшего размера, подправив таким образом замысел природы. А если женщина знает, что очень скоро она сможет вернуть свою привлекательность, депрессии у неё не возникнет.

Пожилым женщинам (а среди больных раком их большинство) можно и даже нужно приобрести специальное бельё со съёмным протезом. Это необходимо сделать не только ради эстетики, но и чтобы уравновесить нагрузку на позвоночник.

Активные женщины возвращаются к привычной жизни сразу после выписки из больницы, остальные — примерно через месяц.

Иногда при смене погоды или после большой физической нагрузки женщина может ощущать тянущие боли в области удалённой железы.

Что им можно

Делать привычную работу по дому.

Заниматься спортом (как только прекратится скапливаться лимфа). При этом состоянии хорошо плавать в бассейне. Сейчас выпускают купальники с вложенными в чашечки протезами, они не позволяют даже заподозрить, что женщина перенесла операцию.

Вести интимную жизнь сразу после выписки из больницы.

Рожать. Но лучше это решение сначала обсудить с онкологом и гинекологом.

Что нельзя

Первое время носить в руке со стороны удалённой железы тяжести более 2–3 кг.

Париться в бане и загорать на пляже — теперь от этого придётся отказаться навсегда.

Делать какие-либо уколы в руку со стороны удалённой молочной железы, ставить на неё капельницы, брать из неё кровь на анализы. Для всех этих манипуляций есть здоровая рука.

Что провоцирует появление рака груди?

  • Наследственность.
  • Гормоны.
  • Микротравмы железы.
  • Перерождение фиброаденомы — доброкачественной опухоли.
  • Перерождение кист. А они появляются, когда молочная железа не выполняет своё предназначение: женщина не рожает и не выкармливает ежегодно детей.
  • Нарушение оттока молока при кормлении ребёнка.

Факторов, играющих роль в развитии рака, много, нельзя выделить какой-то один, чтобы постараться его избежать. Профилактики, которая на 100% уберегла бы женщину от этого заболевания, нет. Поэтому единственный способ защититься — это регулярно обследоваться. Один раз в год ходить к маммологу, делать маммограмму, а женщинам моложе 35 лет — УЗИ молочной железы.

Операции при раке молочной железы: разновидности и возможности

Удаление груди — нередко болезненный вопрос для женщины с раком молочной железы. Однако избавляться от пораженного органа целиком нужно далеко не всегда. Иногда грудь можно сохранить, убрав только опухоль.

Не всегда нужно удалять и подмышечные лимфоузлы. Даже если вам показано удаление молочной железы, у вас есть возможность бесплатно и единовременно сделать реконструкцию — установить имплантаты по квоте.

Вместе с врачами-онкологами, резидентами Высшей школы онкологии Александром Петрачковым и Анной Ким мы сделали подробный разбор темы.

Онкологическая хирургия молочной железы делится на два вида:

  1. удаление всего органа (органоуносящая операция);
  2. удаление только части органа (органосохраняющая операция).

Мастэктомия — это удаление молочной железы целиком. Единых показаний для ее удаления нет.

Однако обычно мастэктомию проводят, если есть:

  • внутрипротоковая карцинома, которая занимает почти всю железу;
  • несколько очагов. Грубо говоря, вырезать несколько кусков ткани нецелесообразно;
  • желание пациентки (в том числе при совмещении с реконструкцией молочной железы);
  • кровотечения при распадающейся опухоли;

Важно! Удаление опухоли или всей железы при метастатическом раке груди нецелесообразно! Это возможно только при наличии осложнений со стороны первичной опухоли.

Да. Чем ниже стадия, тем более щадящие варианты мастэктомии могут быть. Например, возможно полное сохранение всей кожи и соска, а вместо удаленной железы ставится имплантат.

При необходимости реконструкция проводится в несколько этапов — ставится временный имплантат, расширяется и заполняется водой. Затем он растягивает кожу, создавая объем для новой молочной железы. После этого хирург меняет протез на постоянный с силиконом.

Это дискуссионный вопрос. Сейчас считается, что необходимо удалять только клинически позитивные узлы или когда сигнальные лимфоузлы не обнаруживаются. Удаление лимфоузлов действительно снижает количество рецидивов, но качество жизни пациентки может сильно снизиться.

Раньше полная подмышечная лимфодиссекция была популярной операцией, когда онкология была более радикальной. Сейчас от этого подхода уходят. Многие зарубежные исследователи считают удаление лимфоузлов стадирующей операцией. Она нужна, чтобы понять, насколько распространилось заболевание, и выбрать тактику лечения.

Сейчас ее должны делать в следующих случаях:

  • при пораженных сигнальных лимфоузлах,
  • при выраженных клинических показаниях, когда до начала лечения есть пораженные лимфоузлы и они не исчезают после химиотерапии.

Вообще я о таких прецедентах слышал. Но есть правила, как обязан себя вести онколог — он должен обсуждать все возможные варианты с пациенткой. Органосохраняющая операция и мастэктомия обладают схожей эффективностью.

Читать еще:  Когда нужно делать узи молочных желез после месячных

Выбирать, что ей будут делать, будет только пациентка. Если мы видим небольшую опухоль, то мы предлагаем оба варианта.

Женщины бывают разные. Они хотят разных вещей и по-разному относятся к своему организму, телу. Кто-то очень боится рака и настроена еще до визита к врачу все удалить, не всегда врач может переубедить.

Такие прецеденты должны уйти в прошлое, потому что сам пациент должен решать, что ему больше нужно, если врач не видит препятствий со стороны своих возможностей и онкологических познаний.

Частные клиники общего профиля также занимаются реконструкцией после удаления железы. Однако клиники эстетической медицины специализированно занимаются эстетической хирургией — подтяжкой и увеличением молочных желез.

Эстетикой с точки зрения реконструкции занимаются в основном в государственных крупных центрах. Эти операции входят в раздел государственного финансирования. Можно получить операцию по квотам, государство их оплатит.

Чаще всего имплантаты производятся в Америке. Сейчас стали появляться протезы из Кореи, Мексики, Германии и других стран. Какой имплантат достанется пациентке — зависит от того, что разыграно в тендере. Протезы пока не подвергаются импортозамещению.

Они все схожего хорошего качества, стерилизованы и запечатаны. По факту разницы между ними нет — такие же используют в частных клиниках пластической хирургии.

  1. Лимфорея (когда копится жидкость после имплантации) — необходимо пунктировать или дренировать;
  2. Кровотечения;
  3. Протрузии имплантатов (когда имплантат продавливает кожу на месте шва). От этого никто не застрахован, но наибольшие риски есть у пациенток после лучевой терапии – кожа истончается, нарушается ее кровоснабжение и риск осложнений увеличивается.

Реконструкция собственным жиром

Бывает в двух вариациях:

  1. липосакция, когда забирается собственная жировая ткань в шприцы и потом она пересаживается;
  2. использование лоскута из жировой ткани с сосудами.

Это разные по принципу операции и разные по результату, потому что лоскут позволяет сделать единомоментно полный объем молочной железы. Что же про липофилинг, то это, как правило, не больше 100-200 мл за один сеанс, а это редко когда позволяет полностью восстановить ткань молочной железы.

Органосохраняющие операции предполагают просто удаление опухоли из органа. Формат выполнения зависит от того, насколько большая зона удаляется и насколько женщина хочет косметически восстановить железу.

Можно ограничиться только удалением опухоли:

  • без пластики (с незначительной деформацией, не влияющей на качество жизни);
  • с пластикой лоскутами, восполняющими форму и объем (со спины, живота);
  • с онкопластикой — маскировкой операции под обычную пластическую операцию с помощью перемещения тканей. Это нужно тем, кто хочет неплохой косметический результат (если есть возможность сделать органосохранную операцию).

Операции с использованием лоскутов

Если врач предлагает лоскутные пластики, то это тоже может быть исполнено в двух вариантах:

  1. если удалена кожа, то мы берем лоскут с других частей тела с кожей;
  2. если кожа не удалена, то мы можем взять только жир и эта операция часто эстетически выигрышная. Однако она технически сложная: занимает порой 7-8 часов, имеет немало осложнений и мало кто владеет навыками таких операций сейчас.

Показания для органосохраняющей операции — это ранние стадии — T1-T2 (в зависимости от вида новообразования), в том числе после предоперационной химиотерапии.

Фактически, органосохраняющую операцию можно выполнить и при большой опухоли (больше 5 см), просто от органа ничего не останется. Поэтому при больших опухолях мастэктомия целесообразнее.

Примечание: после органосохраняющей операции женщине всегда показан курс (или несколько) лучевой терапии. Теоретически, можно сделать органосохраняющую операцию и на 3-4 стадии, но это необходимо обсудить с врачом. Все зависит от того, какая опухоль у пациентки.

Когда размер опухоли 5 см и больше — в любом случае уйдет большая часть железы и называть операцию органосохраняющей будет уже неразумно. Почему назначается химиотерапия до операции?

Одна из причин — возможность прооперировать органосохранно. Чем меньше размер опухоли, тем меньший объем ткани нужно удалять и тем легче проходит операция. При органосохраняющих операциях можно сделать онкопластику — замаскировать операцию по резекции железы под пластическую операцию. Это будет выглядеть как подтяжка, хотя на самом деле у женщины удалили злокачественную опухоль.

Радикальная резекция не всегда обеспечивает лучший косметический результат по сравнению с мастэктомией.

Лучевая терапия нужна всегда, после нее может много эстетических нюансов:

  • истончение кожи
  • излишняя пигментация кожи
  • сокращение рубцов
  • деформация кожи от лучевого ожога.

К сожалению, все эти эффекты могут помешать эстетическому результату. Но это не отменяет то, что лучевая терапия всегда нужна после органосохранных операций.

Регионы и крупные города уже подтягиваются к Москве и Питеру. А столица и Петербург оперируют на том же уровне, что и западные коллеги. Сейчас общая тенденция – уменьшать объем операций, не делать сверхрадикальных вмешательств, то есть с удалением мышцы.

Если говорить о том, что происходит вне областных центров, то там до сих пор встречаются сверхрадикальные операции. Нужно понимать, что необходимость удаления всей опухоли – это столп всей онкохирургии

Обязательно сначала спросите врача: «Могу ли я сохранить грудь? Если нет, какие есть варианты реконструкции?»

Задача врача — обеспечить полной информацией. Он также должен обеспечить безопасность вмешательства — как онкологического, так и эстетического.

Пациентка приходит к своему онкологу, зная о своей стадии, желании удалить новообразование, страхах. Если она живет далеко и для нее будет проблематично наблюдаться после реконструкции, ей также нужно сказать об этом врачу. Если вы не уверены в своем враче, напишите другим врачам и уточните все.

  • На какой стадии заболевание?
  • Насколько это злокачественная опухоль, требует ли это дополнительного лечения?
  • Какой размер опухоли?
  • Перечислите симптомы: боли, втянутый сосок, гусиная кожа, покраснение и другие поражения кожи.

Все это может послужить критерием к вмешательству и стоит все это задавать своему врачу. Также стоит уточнить, возможна ли реконструкция.

Сохранить грудь — это технически даже проще, чем удалить полностью молочную железу. Однако пока не все и не везде могут делать реконструкции. Обычно происходит так, потому что немногие могут этому обучиться.

Такое бывает из-за дорогого обучения, у кого-то больница не может обеспечить оборудованием, в том числе протезами.

Что такое мастэктомия. Типы оперативного вмешательства. Фото и отзывы

Мастэктомия – это хирургическое удаление груди. Наименование манипуляции – производное от лат. “mastòs” и “ek tome” – «грудь» + «удаляю». В зависимости от степени патологии мастэктомия бывает частичная, радикальная и проведенная в целях профилактики. Некоторые виды вмешательства называются по имени изобретателя метода. Если процесс метастазирования затрагивает другие ткани, то совместно с молочной железой иссекаются лимфоузлы, грудные мышцы и подкожный жир. Мастэктомию при онкологии груди нередко применяют как единственно верный и эффективный способ лечения.

Показания

Удаление молочной железы в 97 % случаев рекомендуется представительницам женского пола – мужчин гораздо реже поражает рак груди. Показаниями при назначении мастэктомии являются следующие заболевания:

  • Онкологическое перерождение грудных тканей.
  • Саркома железы.
  • Флегмонозный или гангренозный мастит.
  • Множественные узлы в груди.
  • Мастопатия фиброзно-кистозного типа.

В указанных случаях грамотно проведенная операция спасает жизнь женщине. У мужчин мастэктомия проводится при гинекомастии. Пик заболеваемости приходится на 50–65 лет, но пожилые пациентки также страдают от рака груди – недуг может настигнуть и в 75, и в 87 лет. Чем старше женщина, тем сложнее проходят операция и реабилитационный период. Подобные вмешательства проводят и самкам животных, этот вид инвазии называется унилатеральная мастэктомия.

Подготовка к операции

Удаление грудных желез предваряют проведение массы анализов и использование аппаратных методов, на основании которых врач делает вывод о наличии патологии, требующей операции:

  • Анализ крови и мочи.
  • Маммография.
  • МРТ пораженной области.
  • Взятие биоптата.
  • ЭКГ.
  • Флюорография.

Требуются тщательный осмотр и подробный опрос пациентки лечащим маммологом. Медработнику следует сообщить об аллергии на какой-либо препарат или анестетик, о приеме любых медикаментов, включая фитосредства, витамины и БАДы, наличии хронических заболеваний и перенесенных ранее болезнях.

За две недели до операции требуется пролечить антибиотиками любые оккупирующие организм воспаления, прекратить прием лекарств, действующих на густоту крови.

Непосредственно за 12 часов до мастэктомии нельзя принимать пищу, за 2 часа не рекомендуется пить, накануне обязательно ставят очистительную клизму. Также следует позаботиться о том, кто заберет пациентку из больницы и будет ухаживать за ней во время послеоперационного периода.

Типы хирургического вмешательства

Ранее операция по удалению груди проводилась единственным способом – ткань железы радикально иссекалась совместно со всеми прилегающими компонентами. Сейчас необязательно применять тотальный метод инвазии по Холстеду-Майеру – разработаны более щадящие типы вмешательств:

  • Частичная мастэктомия.
  • Модифицированные радикальные вмешательства.
  • Профилактическая операция.
Читать еще:  Гистология молочной железы расшифровка

Выбор инвазивного проникновения зависит от многих факторов: стадии заболевания, степени его развития, возрастного показателя, гормонального статуса. Принимаются во внимание общее состояние организма больной и срок наступления менопаузы (для возрастных пациенток).

Частичная мастоэктомия

Это вид применяется у женщин при 1-й и 2-й стадиях онкологического перерождения груди, гнойном мастите и мастопатии с изменением фиброзной ткани и образованием множественных кист. Суть секторального вмешательства – в удалении участка ткани, пораженного заболеванием, не затрагивая прилегающие. Мастэктомия этого типа бывает трех разновидностей:

  1. Лампэктомия. Удаляются опухоль и малый процент тканей.
  2. Сегментэктомия. Иссекается более крупный фрагмент груди.
  3. Квадрантэктомия. Четверть грудной железы будет удалена.

При раке груди после любого вида регионарного иссечения назначается лучевая терапия. Ее цель – убить оставшиеся патологические клетки. Но рецидивы все-таки случаются – в таких случаях маммолог принимает решение о радикальном удалении грудной железы.

Радикальная мастэктомия Холстеда

Этот вид предполагает полное удаление молочной железы, иссечение всех видов грудных и подмышечных мышц, жировой клетчатки под лопаткой. Радикальная операция по Холстеду предполагает вырезание лимфоузлов, соска и кожного слоя. Метод используют при агрессивных формах рака груди в случае, если секторальная резекция не дала результатов, также его применяют при активном метастазировании и поражении мышц, в рамках паллиативной терапии. Указанный способ применяют нечасто, строго по показаниям, поскольку тотальное иссечение порой приводит к серьезным осложнениям, в частности нарушению движений плечевого сустава.

Профилактическая мастэктомия

Превентивная операция проводится реже – необходимость в ней возникает при наследственном генетическом сбое (мутации BRCA). Подобным методом не раз пользовались известные люди, например, профилактическая мастэктомия двустороннего типа с одномоментной пластикой была проведена Анджелине Джоли. Объемы оперативной инвазии варьируются – ее проводят с удалением мышц, соска и поврежденных тканей дермы и без иссечения двух последних. Если риск рака груди высок, то после профилактической резекции он снижается более чем на 90 %.

К подобному вмешательству прибегают женщины с удаленной грудью, чтобы рак не перешел на вторую молочную железу, ведь рецидивы – частое явление. Во время операции возможна немедленная или последующая реконструкция грудной железы с использованием имплантов и собственной кожи пациентки. Это впоследствии избавляет женщину от психологического дискомфорта после односторонней или двойной мастэктомии. До и после восстановления грудь выглядит так, как показано на фото.

По Маддену

Наименее травматичный и небольшой по объему инвазии модифицированный радикальный способ, при котором удаляются ткани пораженной груди, фасция, частично клетчатка под лопаткой, подмышкой и лимфоузлы до второго уровня. Нетронутыми остаются оба вида грудных мышц и лимфатические узлы 3-го типа. Эту методику в РФ используют на ранних стадиях обнаружения рака.

Мастэктомия по Пейти

Операция по методу Пейти-Дайсона – это модифицированный, щадящий способ удаления молочной железы, относящийся к группе радикальных вмешательств и предполагающий полное иссечение ткани груди, массива малой мышцы и частично – жировой клетчатки. Большой мышечный массив при этом сохраняется. Лимфоузлы 1–3-го типов также удаляются, но не все, а только пораженные раком.

Эндоскопическая мастэктомия – новейшая техника проведения операции по удалению груди с помощью специального аппарата. В пораженной раком железе делаются проколы и сквозь них под контролем эндоскопа удаляется необходимое количество ткани. Поэтому подобный способ подходит для любого вида вмешательства. Пациентка находится под общим наркозом, подкожная мастэктомия длится не более двух часов. Применение этого способа возможно, если рак не поразил кожу груди и сосок.

Послеоперационный период

Ампутация молочной железы независимо от типологии – сложное инвазивное вмешательство. В стационаре придется провести около недели, далее пациентку ожидает восстановительный период, длящийся до 3 месяцев. После мастэктомии без пластики в стенах клиники прооперированная пробудет 4 дня. В первый месяц обязательны посещения стационарного отделения для регулярных перевязок и осмотров.

Когда наркоз отойдет, начнутся сильные боли, наблюдающиеся около 4–6 дней. В этот период обычно назначают обезболивающие препараты. Пациентка неделю должна носить дренажную систему. Поскольку иногда с трубками, прикрепленными к телу, выписывают домой, медсестра подробно расскажет, как вести себя, чтобы не повредить устройство и повязку. Вставать и понемногу двигаться можно на следующий день после операции. В дальнейшем рекомендуется ношение корсета и компрессионного белья. Ни в коем случае нельзя поднимать тяжести, совершать резкие движения.

Инвалидность после инвазии положена в случае, если диагноз, повлекший проведение мастэктомии, – рак груди. Вслед за вмешательством идут обязательная химио- и лучевая терапия, последствия которых лишают женщину трудоспособности. Обычно пациентке присваивают вторую группу инвалидности с переосвидетельствованием через год.

Последствия

Постоперационный период не всегда проходит гладко. Осложнения могут проявиться сразу или позже, также существует угроза возникновения рецидива. Жизнь после мастэктомии нередко омрачена психологическими переживаниями, сомнениями в собственной привлекательности, ожиданием потенциального получения инвалидности. В случае возникновения депрессии понадобится помощь психотерапевта.

Осложнения мастэктомии чаще возникают у пожилых, ослабленных химиотерапией, страдающих ожирением пациенток. В течение 3–4 дней отмечаются кровотечения и лимфорея, расходятся швы, наблюдаются некротические повреждения тканей, гнойные воспаления. Позже появляются фантомные боли, нарушение венозного и лимфотока, отеки, потеря чувствительности, образуются келоидные рубцы, искажаются движения конечности.

Рецидивы онкологии возникают через полгода-год после проведения мастэктомии. Чаще всего они случаются, если операция была проведена на поздних стадиях рака вследствие некорректной диагностики, отказа от лучевой терапии или наличия активного метастазирования. По прошествии 5 лет рак можно считать побежденным.

Важно соблюдать рекомендации доктора и по окончании постоперационного периода. Противопоказания после инвазивной мастэктомии:

  • Три месяца не заниматься сексом.
  • Не принимать горячие ванны.
  • Исключить сауны, бани.
  • Три года нельзя беременеть.
  • Нежелателен отдых на море в течение 3 лет.
  • Не поднимать тяжести более 1–3 кг.
  • Противопоказаны курение, распитие спиртного.
  • Исключены резкие наклоны, поднимание рук.

Рекомендуется бессолевой рацион, исключающий жирное и копчености. Поддержка родных имеет решающее значение в быстром восстановлении прооперированной.

«Маму прооперировали от рака груди 20 лет назад. Воспоминания об этом стерлись, болезнь отступила, потому что мастэктомия была сделана вовремя и подкреплена химиотерапией».

Юлия, 45 лет, Владивосток

«В 30 лет мне поставили диагноз – рак груди первой степени. Предложили мастэктомию. Не соглашалась, пока онкология не переросла во 2-ю степень. После операции было два сеанса «химии» и лучевого вмешательства. Живу после мастэктомии 7 лет».

Мастэктомия: как и зачем я удалила молочные железы в 25 лет

PR -консультант Анна Николаева рассказала BeautyHack, почему добровольно решилась на мастэктомию, и объяснила, куда обращаться и какие анализы сдавать, если у вас высокая вероятность злокачественных опухолей.

Как все начиналось

Сейчас мне 25 лет, и в феврале я приняла решение сделать операцию по удалению молочных желез и заменить их имплантами. Но эта история началась гораздо раньше. 3,5 года назад моя мама заболела раком яичников. До этого у бабушки диагностировали рак груди. Почти у всех родственников по маминой линии было это заболевание.

После того, как заболела мама, мне сказали раз в полгода сдавать анализ на онкомаркеры. Но для таких, как я, это не совсем выход. Потому что на результат анализа влияет много факторов: физическое состояние в конкретный момент, переутомление и т.д. Я понимала, что нужно решать проблему по-другому.

Полтора года назад я задумалась об уменьшении груди. У меня был размер D, и это начало мешать: болела шея, я сутулилась и не могла подобрать белье. Осенью 2017 года впервые встретилась с врачом, которого посоветовала мама, – Вороновым Сергеем Николаевичем из Центра пластической хирургии отделенческой больницы РЖД в Иваново.

Я была уверена, что буду его уговаривать сделать операцию. Приехала, рассказала про маму (ее не стало год назад), доктор осмотрел грудь и отметил, что уже есть птоз (то есть растягивание тканей), и он не против уменьшения. Сергей Николаевич также уточнил, когда я последний раз проверяла грудь, то есть делала УЗИ и была на приеме у маммолога, но именно этого я не делала никогда: думала, что таким нужно заниматься после 35 лет. Хотя ежегодные медосмотры проходила всегда.

Дальше доктор расписал схему обследования перед операцией: консультация маммолога, УЗИ, рентген, анализ крови на мутации генов BRCA – именно он выявляет предрасположенность к раковым заболеваниям. Есть несколько видов анализа, но BRCA1 показывает вероятность именно рака молочной железы и яичников. Сергей Николаевич объяснил, что если мутации будут обнаружены, то имеет смысл сразу делать превентивную мастэктомию с одномоментной реконструкцией. Я знала про эту операцию и даже понимала, что возможно в будущем ее сделаю, но не рассчитывала, что это произойдет так рано.

Читать еще:  Аналоги тамоксифена при раке молочной железы

Сложности возникли уже на этапе похода к рентгенологу. Как правило, рентген в таких ситуациях не делают до 35 лет, считая это излишней мерой, но я смогла договориться. На УЗИ нашли образование в правой груди и посоветовали вернуться через месяц – пока оно было неопасным.

Тогда я объяснила маммологу, что пришла к нему от хирурга и готовлюсь к операции. Он сказал, что она сейчас ни к чему и направил на консультацию в Онкологический институт Герцена в Москве. Там также объяснили, что за образованием надо наблюдать, вряд ли оно злокачественное, но можно сделать рентген через месяц. Когда же я рассказала о своей ситуации, получила море негативных комментариев в стиле «вы еще молодая, детей нет, зачем вырезать здоровый орган». На тот момент у меня уже были результаты анализа BRCA: 85-90% вероятность развития рака молочной железы, 45% – рака яичников и 15% – рака кишечника. Зная о непредсказуемости этой болезни по опыту своей мамы, я уже приняла решение, решив не играть с огнем. Понимаю, что кормить ребенка грудью важно, но гораздо важнее, чтобы рядом с ним была здоровая мама.

С таким настроем я вернулась в Центр пластической хирургии в Иваново, где после долгого консилиума из трех врачей (кроме Сергея Николаевича там были хирург Наталья Сергеевна Воронова и маммолог-хирург Максим Валерьевич Венедиктов) было решено делать мастэктомию с сохранением своих сосков. Мне позвонили через две недели и запланировали день операции.

Отдельно скажу, что на проведение именно такой операции в нашей стране нет квот, она платная. Да, женщинам делают стандартную мастэктомию при наличии опухолей, но именно за такую операцию берутся немногие врачи. Ведь до этого я была в одном из крупнейших онкологических центров Москвы, и с 90% вероятностью рака молочной желез доктор даже не рассматривал такой вариант. Именно поэтому я настоятельно советую людям делать анализ крови BRCA – он очень доступен, но при этом о нем почему-то не всем рассказывают.

Операция

За две недели до операции у меня началась паника, потому что я лишь в теории понимала, что меня ждет. В сети нашла пару фото женщин, которые делали что-то похожее и рассказывали об этом в социальных сетях. По теме рака информации очень много, но тут – ничего, как на русском, так и на английском.

Операция длилась чуть больше четырех часов. Мастэктомию делали под общим наркозом, проснулась я только на следующий день и очень долго отходила. Вроде бы была в сознании, но не помню многих вещей.

После операции я неделю провела в больнице под присмотром врачей. Сильных болей во время реабилитации не было. Знаю, что девушки, которые увеличивают грудь, жалуются на боли, но это не тот случай: в больнице мне 5-6 раз в день кололи обезболивающие, и я почти все время спала, не двигалась, даже голову не могла помыть сама – это делал мой молодой человек. Он, кстати, сразу был за удаление молочных желез и на протяжении всего пути очень мне помогал, как и все близкие – вот такая группа поддержки!

Реабилитация

Уже в больнице возникла проблема: левый сосок восстанавливался хорошо, а правый оставался темным. Тем не менее, меня выписали домой, и тут случилось самое непредсказуемое: у меня началась паника! Больница в Иваново находится в 400 км от дома, я далеко, несмотря на то, что поддерживаю постоянную связь с врачом, на теле появилась аллергия (оказалось, что это аллергия на Левомеколь, которым нужно мазать соски), а в голове мысли «А вдруг у меня отторжение?»

Я боялась шевелиться, не пользовалась мазью, все начало заживать, но проблема с правым соском оставалась, он становился темнее.

Через три недели после операции я приехала на первый осмотр, и врачи сказали, что правый сосок не прижился. Его сразу же удалили, операция заняла не больше пяти минут. Тогда я, конечно, была в шоке, причем пугало не столько отсутствие соска, сколько наличие открытой раны. Врач объяснил, что три раза в день ее нужно обрабатывать, чтобы не было заражения.

Дома я не представляла, как сделать перевязку, но в итоге собралась, сняла повязку, встала перед зеркалом и дала себе время привыкнуть. Раз в неделю приезжала к доктору (он осматривал рану) и параллельно изучала варианты восстановления соска. Первый – сделать его из кожи (более темная рубцовая ткань на ране уже дала эффект ареолы). Второй – сделать протез. Он водостойкий, крепится на специальный клей и держится три месяца. Для начала решила дождаться полного восстановления, а потом принять решение.

Сейчас, спустя три месяца после операции, я почти восстановилась. И в связи с этим появился вопрос: а нужно ли вообще что-то делать? С эстетической точки зрения ареола выглядит естественно. Но если я решусь на восстановление, то оба соска, мой собственный и восстановленный, будут выглядеть по-разному. Поэтому я дала себе лето на раздумья, чтобы понаблюдать, насколько мне комфортно в таком состоянии.

В целом реабилитация прошла бы быстрее, если бы не эта проблема. Через полтора-два месяца все выглядело уже хорошо. Сейчас есть лишь небольшие покраснения в области швов и отеки, но это тоже нормально.

Как жить после операции

Три месяца после операции врачи не разрешают вообще снимать бюстгальтер (но не с косточками – они давят на швы). Я спасаюсь спортивными, потому что они более легкие. Через два месяца после я начала заниматься йогой без большой нагрузки на руки.

На импланты дается пожизненная гарантия. Если раньше они были силиконовыми, и действительно могли лопаться, то сейчас сделаны из биоматериала (даже если с имплантом что-то случится, жидкость в нем не навредит организму).

Сейчас мой размер груди – С. То есть фактически она уменьшилась всего на один размер. Но внешне разница очень большая. Она стала более подтянутой за счет импланта анатомической, а не круглой формы. Думаю, что со временем она будет еще меньше.

Ограничений после операции нет. После восстановления можно, например, планировать беременность. В этом состоит одно из отличий мастэктомии от операции по уменьшению груди, когда нужно ждать полтора года, чтобы во время беременности форма не деформировалась.

Что касается вероятности рака, то тут следить на ситуацией придется в любом случае. Не нужно исключать рак яичников и кишечника, предрасположенность к которым выявил анализ. Я уже говорила, что онкомаркеры – это не самая информативная вещь (результаты могут помочь, если есть дополнительные анализы). Поэтому я буду регулярно делать узи. Не исключаю, что в будущем нужно будет удалить яичники, но пока об этом предпочитаю не думать – все-таки это более возрастная болезнь, в отличие от рака молочных желез.

Единственный побочный эффект после операции – подавленное состояние. У меня была легкая форма депрессии сразу после выписки. По жизни я не паникер, могу взять себя в руки, взвешенно принимаю решения, но в первые недели после операции были срывы и слезы. Из этой ситуации сделала один вывод: главное себя контролировать! Потому что сейчас точно знаю, что приняла верное решение. Я не пропагандирую операцию, но люди должны знать о такой возможности. Когда у вас уже есть злокачественное образование, операция и восстановление проходят гораздо сложнее.

К тому же, хочется верить, что моя история поможет кому-то или даже спасет жизнь. Люди уже сейчас интересуются, какие анализы и где я сдавала. Следующее хорошее дело – мое сотрудничество с ювелирным брендом Анны Писман Moonka Studio. Летом мы будем делать коллекцию украшений, часть продаж от которых пойдет в Фонд по борьбе с раком!

{SOURCE}

Ссылка на основную публикацию